К основному контенту

Колокол


Во двор одного большого загородного дома стали поочередно заезжать роскошные автомобили. Массивные металлические ворота, не успев закрыться, автоматически открывались вновь, пропуская очередной подъехавший автомобиль который извещающий своим гудком о прибытии.

Этот огромный трехэтажный особняк был выполнен в необычном стиле. Он существенно отличался от остальных домов, так как у него была необычная башня с колоколом, которая придавала жилищу особенный вид. Архитектор постарался на славу, что бы угодить своему избалованному клиенту. Клиентом, то есть владельцем этого каменного великолепия, считался один богатый бизнесмен Алексей, который собрал своих близких друзей по случаю своего дня рождения.

– Заходите, пожалуйста, гости дорогие, у входа встречая первых гостей приехавших на юбилей, приветливо встречал дворецкий, распахнув двери. Дворецкий Михаил, был среднего возраста, интеллигентного вида с неиссякаемой энергией готовый выполнять любые поручения по всему большому участку хозяина, сам проживал неподалеку отсюда в деревне.

Прибывшие люди, стремительно проскальзывали в огромный зал, располагаясь на мягких диванах в ожидании намеченного торжества.
– А где же наш дорогой именинник? С улыбкой на лице произнесла одна женщина по имени Светлана.
– Он уже сейчас спускается, ответил Михаил. Не прошло минуты, как спешной походкой по огромной мраморной лестнице спускающийся прямо в зал спустился юбиляр. Со всеми поздоровавшись, искренне поблагодарив собравшихся за поздравления, он пригласил всех за стол.

Восемь человек были гостями Алексея, это были четыре супружеских пары, которые уже длительное время были знакомы с хозяином дома. Они беседовали, поглощая деликатесные изыски в веселой, приятельской атмосфере. Супруг Светланы, Станислав, поднявшись из-за стола начал произносить поздравительный тост имениннику.

– Мы от всего сердца поздравляем нашего лучшего друга Алексея с днем рождения, желаем здоровья, неисчерпаемых успехов в бизнесе и во многих других начинаниях. С радостными лицами друзья захлопали, а затем продолжили свою увеселительную трапезу. Праздник шел полным ходом, как еще один близкий знакомый по имени Николай, уверенно схватив микрофон начал голосить в караоке. Гости радостно пытались подпевать исполнителю, не смотря на то, что в ноты попадать не у всех получалось. Николай допел песню, выключил музыку и также стал осыпать своего друга поздравлениями.

Не успев договорить до конца, его внезапно перебил пронзительный звон колокола, доносившегося с башни дома. Собравшиеся сначала опешили, а затем стали смеяться, приняв его за часть праздничного вечера. Алексей пытался подыгрывать данной ситуации, но в нем читалась какая-то скрытая напряжённость от всего происходящего.

Под теплые разговоры людей, колокол неумолимо звонил, не собираясь замолкать. Этот трезвон разносился по всему жилищу, а через некоторое время стал надоедать гостям, своим раздражительным, проницательным звуком. Внезапно разозлившись, Алексей сердито прокричал.
– Михаил, почему звонит колокол? Когда он замолкнет? Михаил с растерянным взглядом тут же подошел к своему хозяину.
– Я не знаю, в чем дело, я думал это часть нашего праздника. Еще больше рассвирепел юбиляр.
– Хватит уже шуток, сходи, посмотри, что там происходит. Михаил резво двинулся в направлении выхода, а гости продолжили свое умиротворённое общение, сдерживая натиск всепоглощающего, утомительного звука.

С могущественным упорством удар за ударом разносился умопомрачительный звук, пронзая все вокруг, каким то сверхъестественным ритмом стальной силы.

Прошло около десяти минут, но Михаил по не известным причинам до сих пор не возвращался назад, а стальной бой неизменно продолжался. Герой торжества сидел с натянутой улыбкой с трудом пытаясь скрыть свое возмущение. Колокол продолжал звонить, а гости уже стали привыкать к этому звуку.
– Ну, куда же пропал наш Михаил? С коварным любопытством поинтересовался Станислав у возмущенного хозяина. – Все, хватит уже, воскликнул Алексей, резко вскочил со стула, и молча без лишних фраз, резво направился в сторону двери.

От этого колокольного боя у него уже начинала болеть голова. Мужчина прошел по коридору, остановившись у винтовой лестницы, которая вела на башню, где звенел этот колокол.
– Михаил, что там? Громко крикнул Алексей, смотря вверх уходящей, винтовой лестницы. Но в место ответа лишь повторяющееся злобное эхо, разливающееся стальным боем. Хозяин, стиснув зубы от злости, что идет не по его сценарию, стал неторопливо подниматься по лестнице. Этот ужасный звон становился все сильнее и ближе, он поднимался вверх шаг за шагом с чувством неясной обеспокоенности. Поднявшись на башню, мужчина повернул ручку и с яростью толкнул металлическую дверь ногой, быстро войдя вовнутрь.

С того момента как ушел Алексей прошло уже около десяти минут, собравшиеся все также продолжали свое неколебимое общение. Жена Николая, по имени Надежда, предположив, что Алексею с Михаилом нужна помощь, предложила своему супругу сходить к ним, чтобы прояснить, ситуацию. Николай без единой реплики согласился, и они также потихоньку побрели на этот нудный, неутомимый звон.

Под душераздирающий колокольный шум они поднимались вверх, по этой холодной железной лестнице испытывая некое неудобство вперемешку с непонятным чувством тревоги. Стальным, громким, раздирающим стоном звенело всюду, а дальше этот звук мгновенно разносился по всему дому. Казалось, что даже самая отдаленная его часть была заполнена им. Супруги поднялись, наверх обнаружив перед собой стальную дверь, которая преграждала им вход в основную часть башни, где находился весь этот мощный источник звука.
Николай попробовал открыть дверь, но дверь оказалась запертой. Как вдруг тут же настала долгожданная тишина, ведь колокол подозрительно замолчал. Собравшиеся переглянулись и захохотали.
– Ну, наконец-то закончилась эта утомительная мелодия, сейчас все вернутся, радостно проговорила очередная гостья Мария, а ее муж, Максим, с иронией подытожил, что он уже соскучился по этому звону. Еще один из друзей Виктор, заметив интересную закономерность сказал.
– Ни кто еще не вернулся назад, хотя прошел уже целый час.
– Наверное, там очень важное дело? На что гости все засмеялись от этого достоверного утверждения. И лишь супруга Виктора, по имени Виктория, сидела всех слушала, улыбалась, но в разговоре была не столь активна как другие собравшиеся. Некоторые из гостей уже начинали зевать, а другие вовсе уже устроились в засыпающих позах на диване. Поднявшаяся с дивана Светлана внезапно предложила.
– Как же уже надоело это утомительное неведение, пойдемте все вместе сходим, посмотрим, что там происходит, а то мне как то уже не по себе от этой жуткой тишины. Как только она успела закончить, так тут же вновь разразился этот зловещий звон.

На сей раз собравшимся было уже не до смеха, и они одобрительно откликнулись на предложения Светланы.
– Я останусь с супругой, она не хочет туда идти, а оставаться одна тоже боится, с улыбкой проговорил Виктор, на что гости отреагировали с пониманием, а все остальные направились в сторону лестницы. Светлана, Максим, Станислав и Мария начали потихоньку подниматься по лестнице под неумолимый, таинственный звон зловещего колокола. Первой поднималась Светлана, тормозя всю группу своими медленными шагами, от несвойственного ей необъяснимого страха. Мария, поднимавшаяся третьей по счету, с удивленным любопытством громко поинтересовалась.
– А где же супруга Алексея? - Почему-то я не заметила ее на сорокалетии своего мужа. На это обернувшаяся Светлана, ответила ей. – Насколько я знаю, они очень сильно поругались, и она уехала к родителям.

Пока они поднимались, Светлана успела рассказать деликатные подробности совместной жизни хозяев дома, словно забыв даже про ужасающий звон, ведь разговор ей придавал смелости, отгоняя всякие мрачные мысли, создаваемые этим постоянным, раздирающим источником тревоги. Они поднялись наверх, остановившись возле той двери, которая преграждала проход в таинственную башню, где происходило бесчинство угрожающего звука. Максим, шедший все время последним, обогнал всех, встал напротив двери и тревожно произнес.
– Веселое у нас сегодня день рождение, не знаешь то ли плакать, то ли смеяться.

Повернув холодную рукоять, он толкнул дверь, которая медленно скрепя петлями, начала открываться и яркий свет вместе с еще более усилившимся звоном стали, словно вырываться к ним на лестницу.

Внизу тем временем Виктор общался со своей супругой, дожидаясь скорейшего возвращения всех ушедших.
– Сегодня чрезвычайно странное торжество, ты не находишь? Промолвил Виктор своей супруге, как она тут же подхватила его упрек.
– Мне так надоел этот невыносимый повторяющийся звон, что там происходит?
– Не знаю милая, сам хотел-бы знать, что произошло у нашего друга, и куда все подевались?
– Я, почему то так боюсь! Дрожащим голосом пробормотала девушка.
– Они уже сейчас придут, проговорил Виктор, посмотрел растерянным взглядом, улыбаясь ей. После чего они замолчали в ожидании не известности. Они вглядывались друг на друга и с каждым ударом неутомимого колокола время для них словно замедлялось. Супруги сидели, беспокойно дожидаясь неизвестности. Прошло еще немало времени, но ничего нового не происходило, кроме того что было ранее.

Виктория чуть не уснула, но заметив на своих часах, как часовая стрелка перевалилась за полночь, пробудив сознание закричала.
– Уже ночь, их все нет. - У меня уже болит голова.
– Пойдем, посмотрим, наконец, в чем там дело? От такой неожиданной панической атаки своей жены, задремавший Виктор молниеносно поднялся, и они потихоньку пошли в ту же сторону, куда уходили все остальные.
– Может, мы вызовем полицию? Под воздействием всепоглощающего страха предложила мужу женщина. На что супруг ответил успокоительным голосом.
– Не бойся, мы просто посмотрим, наверное, нас просто решили разыграть, мы остались последние, не переживай дорогая. Мужчина произносил свои слова с натянутой гримасой на лице, а его голос становился как будто все слабее по мере подъема по этой ужасной лестнице.

На самом деле Виктор был полностью растерян не пониманием происходящего, но он старался делать вид, что ничего страшного здесь нет, что бы еще сильнее не беспокоить свою испуганную супругу, предавая ей уверенности своим поведением. Этот таинственный бой звучал почти весь вечер, а с приходом ночи казалось, что он стал еще более, мощным, чем был. Поднявшись, они увидели резкий, яркий свет, который словно пытался вырваться из дверного проема, подальше от этого звона из этой проклятой башни. От такого обильного света они ничего не видели, что происходило внутри. Держась за руки, они вошли туда и через этот слепящий свет стали рассматривать, все вокруг себя. Внезапно у них от необъяснимой слабости начали подкашиваться ноги, разум стал, словно улетать и супруги начали медленно падать на холодный каменный пол.

Свет был уже не столь ярок, несколько свечей освещало башню, а колокол необычно молчал. Все гости стали просыпаться, замечая, что они привязаны руками к сырой стене башни по кругу. Лишенные свободы не могли вымолвить и слова, поскольку у них во ртах были вставлены кляпы. Они пытались кричать, отчаянно пытались вырываться, но все усилия были четны. Лишь глухие, безнадежно тихие вопли раздавались от них.

Внезапно в проеме появился темный силуэт человека в длинном плаще с капюшоном и в черной маске. Он прошел в башню и подошел к Алексею, который все пытался вырваться не оставляя надежды на освобождение. Внезапно таинственный человек в черном плаще проговорил, каким то электронным, измененным голосом.
– С днем рождения тебя, ты меня не узнаешь? На что Алексей напрягся, посмотрев пристально на таинственного человека. Помотав головой, он утвердительно дал понять, что не знает незнакомца. Через некоторое время человек в маске каким-то хриплым, запрограммированным голосом молвил вновь.
– Зато я тебя хорошо знаю. Неизвестный человек окинул по кругу взглядом всех привязанных гостей и продолжил.
– Ты хотел от меня избавиться, но я думаю, что лучше я от тебя избавлюсь и от твоих любимых клоунов, на его речь сразу же раздались мучительные всхлипы всех привязанных к стенам башни. Алексей напрягся и стал вырываться еще сильнее, но лишь расходовал свою энергию напрасно, поскольку вырваться было не возможно. Человек в маске проговорил снова. - Ну ладно прощайте, вы меня так утомили. Все кто был привязан к стене башни стали истошно стонать, рваться в разные стороны и бороться с толстыми веревками которые им не давали шансов на спасение.

Незнакомец в черной маске потушил все свечи, что слегка горели в башни и, подойдя к выходу, проговорил вновь.
– Вы так долго слушали этот прекрасный колокол, теперь он хочет послушать вас, не разочаруйте его. Человек в маске вышел на лестницу и захлопнул железную дверь башни, под усилившиеся мучительные стоны всех привязанных людей. За закрытой дверью на лестнице, гости в последний раз услышали чей-то зловещий женский, командный голос, адресованный кому то.
– Закрой на ключ, а ключ потом уничтожь.

Прошло около десяти лет. Несмотря на усиленные поиски, бизнесмена Алексея не нашли, как не нашли его друзей что присутствовали на том несчастном юбилее. Дом унаследовала жена бизнесмена, что впоследствии потеряла рассудок, утверждая то, что по ночам из башни доносятся голоса душ и периодически сам по себе бьет колокол…
2015г.



Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Листок

Деревья мрачными ветвями,
Вонзились жутко в небеса.
Тревожно птицы с голосами,
Кружась, спускались свысока.
Цвет, разбавляя постепенно,
Сгущала ночь себе окрас.
Тот бесконечный неизменно,
Хранивший сон превратных глаз.
Свет погасив своей волною,
Меняла все рубя с плеча.
Своей таинственной игрою,
Звала загадочно шепча.
А шепот говором понурым,
Летел из темной пустоты.
Переменившись духом хмурым,
Дышал сквозь вьющие кусты.
Тут с ветки лист скользнул уныло,
Сорвавшись, он помчался в путь.
Сквозь прихоть грез, неторопливо,
Летел туда, не смел свернуть.
Любовь прошедшую когда-то,
Хранил он в памяти своей.
Она терзала как расплата,
Шепча прошедшим из теней.
Через печаль от расставаний,
Невзгод таящихся во мгле.
Потерь глубоких и страданий,
Всех смытых в яростном дожде.
Пугаясь той безликой правдой,
Связал судьбу с коварным злом.
И восхищаясь всей бравадой,
Всем отголоском жутких форм.
Листок скользил не торопливо,
В воронку выбранной судьбы.
Покорно ветры молчаливо,
Несли его в долину ть…

Кошмар

Бывает ночью жутким светом,
Твой сон реальность пробудив.
Вдруг разразится гулким эхом,
Всю силу в мысли устремив.
И погрузившись беззаботно,
В мир необъятных сущих грез.
Кошмар раскроется вольготно,
И словно будто бы всерьез.
Безвольным телом управляя,
Сгущая мрак в безумном сне.
С тягучей силой заставляя,
Идти в холодной тишине.
Направит вдаль тебя куда-то,
Безликий, жуткий, черный маг.
А ты под властью, виновато,
Пойдешь, сменяя робкий шаг.
Испуг  торжественно нахлынет,
При виде всех знакомых мест.
Их облик сумраком окинет,
Вплоть до чернеющих небес.
Черты людей знакомых формы,
Тот неуемный громкий смех.
Улыбки все, их страхом полны,
В глазах их виден тяжкий грех.
Из стен туманных проявляясь,
Безумных ликов мрачный взор.
И сквозняком распространяясь,
Помчит их дальше сущий вздор.
Сквозь эти плотные туманы,
Ворвутся плети дряхлых рук.
И потянувшись без преграды,
Раздастся чей-то говор вдруг.
А жуткий хохот монотонно,
С тобой проследует звеня.
Фантазий странствие бездонно,
Тебя изме…

Завороженный дом

Храня все таинства загадок,
Он дремлет крепко ясным днем.
Пока весь солнечный порядок,
Всесильно царствует огнем.
Во снах пылая одержимых,
Смиренно ждет кромешный час.
Когда все грезы душ не зримых,
Пробудят свой гнетущий глас.
Разбудит дом все свои стены,
Впотьмах явит своих жильцов.
Чьи лица сроком неизменны,
Все лики здешних мертвецов.
Взыграют старые картины,
Все темы пробудятся в них.
В объятьях липкой паутины,
Портреты пробормочут стих.
Томленым взглядом ужасая,
Строптиво разбавляя ночь.
За буйством этим наблюдая,
Тут взвоет ветер, дунет прочь.
Скрипичным звуком извиваясь,
В сокрытой комнате от глаз.
Истошным тоном вырываясь,
Заноет жуть как в первый раз.
И контуры теней по коридору,
Страшась, очертит яркая луна.
Фигур их иступленных гору,
Помчит, гипнотизируя она.
Загрохотав ненастной силой,
Вдруг двери лязгом распахнув.
По лестнице в подвал унылый,
Прольется скрежетом вздохнув.
А в этом жутком помещении,
Там вдалеке во мгле сырой.
Взыграет пламя без сомнений,
Свечи столь дер…